Беспричинный оптимист Иероним Лорм

   Гуляя по еврейскому кварталу южноморавского города Микулов, на одном из домов можно увидеть памятную доску, где говориться, что в этом доме родился Иероним Лорм. Кому-то это имя ничего не скажет, а кто-то воскликнет: «Тот самый Лорм?» Да, тот самый Лорм, открывший для многих людей целый мир. Сегодня мой рассказ о нём.

Иероним Лорм

   Еврейская община появилась в Микулове в середине 15 века, когда молодой чешский король Ладислав Погробек подписал указ о выселении всех евреев из королевских городов. Микулов королевским городом не был, это было имение семьи Лихтенштейнов, которые были достаточно толерантны и разрешили селиться переселенцам  возле своей крепости. Потом владельцами Микулова стали Дитрихштейны, оказавшиеся не менее толерантными, и еврейская община процветала, постоянно увеличиваясь. Сюда перебирались евреи, в разные годы выселенные из польских, венгерских и австрийских городов. Микулов даже стали называть «Моравской звездой Израиля». Правда, в 1726 году в Австрийской империи вышел, так называемый, «семейный кодекс», ограничивающий количество еврейских семей в городах, потому что в некоторых местах католическая церковь стала чувствовать себя ущемлённой из-за быстро растущего еврейского населения. Но всё-таки в начале 19 века в Микулове была одна из самых больших еврейских общин на Моравии. В городе проживало более 3500 евреев, что составляло более 40 процентов населения, действовало 12 синагог, и в Микулове находилась резиденция главного раввина Моравии.

 

   В традиционной еврейской семье торговца Кристиана Ландесманна в 1821 году родился сын Генрих. Из-за ограниченного количества семей, которые имели право жить в городе, на всех катастрофически не хватало домов. В некоторых домах ютилось по восемь семей. И когда Генриху был годик, Кристиан Ландесманн решил перевести свою семью в Вену. Там Генрих пошёл в школу св.Анны, а потом поступил в политехническую гимназию. Мальчик оказался очень способным не только к математике, но и довольно виртуозно играл на фортепиано.

Верхняя синагога в Микулове

   В 1834 году произошло несчастье. Генрих заболел, врачи не могли поставить диагноз и отправили его лечиться на источники в Теплицы. Но с каждым днём мальчику становилось всё хуже и хуже, он терял зрение и слух.

Через два года он полностью оглох.  Шестнадцатилетний подросток впал в глубокую депрессию, он забросил музыку и перестал посещать школу. Единственным утешением для него стало чтение философских книг и поэзия. Генрих Ландесманн стал писать стихи.

     Когда вечером дует западный ветер,

     Давая знак измученному,

     Колокольный звон призывает к молитве,

     Зажигая святые огни Богослужения.

     Я убогий колокольный звон не слышу.

Бывший еврейский квартал в Микулове

     Когда на сердце тяжело и тоскливо,

     Обступили хмурые облака,

    А наш взгляд обращён ввысь,

    Воскрешают нас звуки лиры,

    Которые приятно устраняют боль.

    Я убогий лиру не слышу.

    Когда смерть нам готовит дорогу,

    Когда судьбой мы изранены,

    Земным счастьем оставлены,

    А друзьям на беды жалуемся,

   Есть Тот, кто нам утешение дарует.

   Я убогий утешения не слышу.

Вид на замок из еврейского квартала в Микулове

   Поэтому звучит песня из груди моей

   Так тяжело, полная грусти.

   Что развеселит меня? Что?

   Что наполнит моё сердце желанием?

   Это признаю бесценным.

   Я убогий ничего не слышу.

 

Это одно из первых стихотворений, написанных шестнадцатилетним Генрихом (перевод мой).

   Отец Генриха Открыл в Вене известный торговый дом C.Landesmann & Sogn, был человек не только богатый, но и хорошо образованный. Его домашний салон посещали знаменитые литераторы того времени, с ними общался и Генрих и подавал надежды стать тоже неплохим литератором.

   Но в июле 1845 года через восемь лет после наступления глухоты двадцатичетырёхлетнего Генриха ждал ещё один удар – он заболел болезнью глаз, левый глаз совсем ослеп, только в правом сохранялся ещё небольшой процент зрения.  Юноша опять впал в депрессию, и был на грани самоубийства. Но постепенно благодаря чтению всевозможных философских и религиозных трудов он смог преодолеть это состояние, оставшись, правда, глубоким пессимистом и скептиком. Он продолжал писать стихи и прозу, печатался и потихоньку становился известным.

Иероним Лорм

   В те годы в Австрийской империи политический вектор устанавливал крайний консерватор князь Меттерних. У молодёжи было модно находиться в оппозиции к власти и критиковать политическую и литературную жизнь того времени. Увлёкся политикой и Генрих. Открыто критиковать было опасно, и он взял псевдоним – Иероним Лорм. Имя он взял в честь святого Иеронима, писателя, переводчика и затворника. А Лорм – это фамилия героя, который был близок Генриху, из книги английского романиста Джорджа Джеймса.

   В 1846 году, опасаясь преследования, Лорм со своим приятелем решили переехать в Германию, где можно было более свободно публиковаться.  Но зрение продолжало ухудшаться. Ему было уже трудно читать по губам, и Лорм попробовал прикладывать руку к губам собеседника, чтобы понимать речь. Несмотря на своё здоровье, в 1848 году Иероним Лорм даже стал участником революционных выступлений в Берлине и стоял на баррикадах, а после революции вернулся в Вену. Там он продолжил литературную деятельность, писал критические статьи, романы, сказки, стихи и пьесы, которые успешно шли в венском Burgertheatr.

  В 1856 году Лорм встретил близкую ему по духу самоотверженную, жертвенную девушку Генриэтту Франк, которая стала его женой. У них родилось трое детей. Читать и писать ему было уже очень сложно, Лорму сделали глазную операцию, чтобы постараться хоть на какое-то время остановить падение зрения в правом глазу. Для него изготовили специальные очки. Но самое грустное было, что он не мог общаться со своими детьми и заниматься их воспитанием. И тогда Лорм придумал специальную азбуку. В ее основе лежат точечные или линейные прикосновения пальцем к определённым участкам ладони собеседника, обозначающие буквы алфавита. Благодаря этому способу общения, он поддерживал общение с миром.

   Несмотря на принятую конституцию, атмосфера в Австро-Венгрии Лорму не нравилась, его мало печатали, да и отношение к евреям не было равноправным, несмотря на принятые законы. И в 1873 году Лорм с семьёй переезжает в Дрезден. Здесь он  нашёл своих настоящих читателей. Его много печатали, он написал несколько романов и философских статей.    «Теперь немцы имеют опять новую теорию, что кто не горбатый, хромой, слепой или глухой, тот не имеет право писать пессимистические стихи. У них есть слепой и глухой поэт Иероним Лорм», – писал чешский писатель Ярослав Врхлицкий в те годы.

   В 1882 году Лорм полностью ослеп. Его азбуку выучили не только родные, но и друзья, приходившие навестит писателя. Но удивительно, именно в те годы Лорм переосмыслил свою жизнь и свою философию скептика и глубокого пессимиста полностью поменял. Он вдруг понял, что чем меньше человеку доступно в жизни, тем больше он ценит то малое, что имеет. И главное – освободиться от эгоизма, самолюбия и страстей. И тогда вдруг появляется источник бесконечного оптимизма.  В 1894 году вышел его самый знаменитый философский труд «Der Grundlose Optimismus» («Беспричинный оптимизм»). С подобной философией христиане знакомы благодаря трудам христианских подвижников, но Иероним Лорм не был христианином, хотя и ортодоксальным евреем тоже не был. Для среды, в которой он жил, этот труд стал настоящим откровением.

   В 1892 году вместе с женой и дочерью Марией Лорм переехал в Брно, где и прожил остаток жизни. Он любил гостей, общался с ними посредством своей азбуки. Любил выпить с гостями бокал вина, пошутить или сыграть партию в шахматы. До конца жизни он много писал, правда, сам писать он уже не мог, он диктовал своей дочери Марии, ухаживавшей за отцом и ставшей его секретарём.   Прожил Иероним Лорм 81 год, умер в окружении близких людей и похоронен на еврейском кладбище в Брно. Он показал своей жизнью, что даже в самых тяжёлых жизненных ситуациях человек может найти источник «бесконечного оптимизма».

Азбука Лорма для слепоглухих.

Угрожает ночь в боль

Всю мою жизнь превратить –

Неразумный солнечный свет

Не хочет моё сердце опустить.

(Перевод мой).

 

Через 6 лет после смерти Лорма Мария Ландесманн опубликовала азбуку для слепоглухих, которую придумал её отец. Её стали называть азбукой Лорма, и до сих пор это основной способ общения слепоглухих людей, открывающий для них мир.  

 

 


 Программы туров по Моравии, сроки и цены вы найдёте на страничке “Поездки с нами”


 

 

 

No Comments

Post a Comment